Москва −8 °C, снег.

ПОБЕДИТЕЛЬ КОНКУРСА СМИ МИНСТРОЯ 2016
Курс ЦБ на 18.01 USD:  59.4015-0,20 EUR:  63.28640,055 Курс нефти Brent: 55,44-0,41
BIM

Лента новостей

17:44
Каким образом в Подмосковье создадут 200 тыс. новых рабочих мест
17:37
Когда завершится реконструкция «газового кольца» Москвы
17:28
Какие объекты власти предлагают бизнесу в ЦАО Москвы
17:14
Где в центре Ростова-на-Дону серьезно ограничат движение из-за стройки
17:03
Власти Подмосковья разрешили строительство складов на 1 млн кв. м
16:54
В Севастополе скоро начнется строительство одновременно почти 80 объектов
16:47
В Екатеринбурге на беременную с ребенком с крыши упала куча снега
16:24
Власти Хабаровска, наконец, разрешили строительство крупного ТЦ с аквапарком
16:10
Что ещё построили для Рязанского высшего училища десантников
15:42
Российско-китайский инвестор поучаствует в стройке нового автовокзала в Хабаровске
15:15
Назван срок строительства южного дублера Кутузовского проспекта
15:01
В Новосибирске возведут крупную сеть современных поликлиник за 8,3 млрд рублей
14:45
Что уже готово на стройплощадке новой станции метро «Лухмановская» в Москве
14:26
Под Москвой стартовало строительство крупного торгово-офисного центра
14:11
Где в Москве построят новый крупный офисно-деловой центр
14:02
Новые подробности взрыва на Бийском олеумном заводе
13:43
Что намерен построить «Русал» в порту Ванино за 5,4 млрд. рублей
13:34
Сколько стоит и где находится самый дорогой особняк в России
13:17
Что в Воронеже доверили строить местному похоронному бюро
13:08
Сколько улиц Москвы будут благоустраивать в этом году
12:46
Что важного построили в ЮВАО Москвы в 2016 году
12:42
Строитель базы Хмеймим назначен на важную должность в Омске
12:30
В новой Москве открылся крупнейший гипермаркет «Лента»
12:19
Какой крупнейший молочный комплекс за 5,6 млрд рублей введут в Тюменской области
11:51
Вот что к 2030 году построят в Новосибирске за 175 млрд. рублей
11:44
Во сколько, на самом деле, обойдется строительство нового аэровокзала в Южно-Сахалинске
11:31
Что вынесли грабители из московской квартиры директора Фонда кино
11:29
Где на Калужском шоссе построили огромный надземный переход
11:27
В Перми судят директора стройфирмы, обманувшего дольщиков на 235 млн рублей
10:39
Каким в Тюмени откроют аэропорт Рощино после масштабной реконструкции
Все новости

Архив публикаций

«    Январь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 

Последние комментарии

Саморегулирование: закон — что дышло, ничего и не вышло…

logo russianconstruction.com
Саморегулирование: закон — что дышло, ничего и не вышло…
Идет время, но споры о саморегулировании не прекращаются. Сегодня самые острые из них ведутся вокруг судьбы компенсационных фондов саморегулируемых строительных организаций

В России менять Федеральный закон №315-ФЗ «О саморегулируемых организациях». Подготовлены поправки к этому базовому документу. Однако далеко не все согласны с таким алгоритмом. Многие считают, что необходимо сначала решить все спорные вопросы, а уж затем вносить изменения в правовой акт. Именно этой теме и были посвящены недавние слушания в Общественной палате РФ на тему «Пути совершенствования законодательства о саморегулировании».

 

Опора гражданского общества

15 лет идут дискуссии по поводу функционирования в России системы саморегулирования. По основным его принципам достигнут консенсус. Но есть пункты, которые до сих пор вызывают разногласия. Один из них — о компенсационном фонде СРО.

Не все согласны с самим существованием компфонда. Но, как считает вице-президент РСПП Виктор Плескачевский, без ответственности не может функционировать ни одно СРО. А без саморегулируемых организаций нашу строительную отрасль ожидает диктатура бюрократии и чиновничий произвол.

СРО — одна из опор гражданского общества и институт рыночной демократии, считает вице-президент Российской гильдии риэлтеров Константин Апрелев. Альтернатива ему — закручивание гаек. Государство не в состоянии обеспечивать эффективный контроль за бизнесом. Сбои в работе СРО вызваны не тем, что это плохой институт, а проколами в законодательстве и практике, убежден г-н Апрелев.

В СРО участвует особенно активная и прогрессивная часть бизнеса. Государство заинтересовано в передаче ряда функций бизнес-сообществу. И здесь на повестку дня выходит вопрос зрелости самого бизнес-сообщества. Оно реальными делами должно подтвердить свою возможность взять на себя ответственность.

По мнению Константина Апрелева, создание системы саморегулирования должно включать несколько целей, в числе которых обеспечение качества выпускаемой продукции, внедрение принципов добросовестной конкуренции и т.д.

Как отмечалось на слушаниях, сегодня можно выделить четыре модели саморегулирования.

Первая — клиенто-экстремисткая, когда во главу угла ставятся интересы только потребителя.

Вторая — дикий рынок, когда СРО прикрывает отсутствие реального регулирования. Подобная ситуация существовать долго не сможет.

Третья — лоббизм, когда одна часть профессионального сообщества добивается преференций за счет других.

И четвертая — добросовестная конкуренция: единственно приемлемая стратегия, когда достигается баланс между интересами всех участников рынка.

Основные функции СРО — нормотворчество и контроль за его исполнением, разрешение спорных ситуаций. В современной модели саморегулирования отсутствует перспектива управления для СРО, считает Константин Апрелев.

И здесь ключевым вопросом является то, как сделать так, чтобы СРО не превращались в новую бюрократическую прослойку. Сегодня такая тенденция существует, но она исчезнет, когда будет выстроена эффективная саморегулирующая система управления.

На этом пути удалось добиться некоторых успехов, в частности, в разработанной Минэкономразвития Концепции развития саморегулирования занесен пункт ротации руководителей СРО и Национальных объединений, а так же правило, в соответствии с которым резервы руководства этими организациями необходимо находить в профессиональной среде.

 

Новое крепостное право

Один из самых спорных вопросов — роль и значение компенсационных фондов. Противники их тотального и практически монопольного использования выдвигают свои аргументы.

По их мнению, одним из недостатков действующего законодательства является закрепление в нем лишь одной формы материальной ответственности — пресловутых компенсионных фондов. В мире же их применение очень ограничено: лишь 5—7% СРО имеют в своем арсенале такой механизм.

В наших же условиях компенсионные фонды подвержены серьезным рискам. Это потери от инфляции, неразвитость финансовых инструментов, некачественное управление этим инструментом, нестабильность банковской системы.

Компенсационные фонды более эффективны в условиях растущей экономики. Когда же она падает, то это ставит многие компании в сложную ситуацию: ведь взносы в компфонд изымают средства из коммерческого оборота.

Для членов нынешних СРО наличие компенсионных фондов оборачивается новым крепостным правом. Подобно крепостным крестьянам дореформенной царской России, они не могут покинуть свою организацию и перейти в другую. Почему? Да потому, что их удерживает в данной СРО взнос, вложенный в ее компенсационный фонд.

Между тем сегодня не существуют критериев оценки работы СРО, в том числе и по линии расходования средств компфондов. Нет прозрачности, отсутствует методика определения экономической эффективности таких трат.

Зато есть целый ряд недостатков управления компенсионными фондами. Это низкая эффективность, отсутствие контролирующего органа за использованием средств.

Отдельный пункт — проблема защита вложенных в компфонды денег. Отзыв лицензий у целого ряда российских банков создал большие проблемы для части СРО по части возврата средств.

 

Круговая порука

А вот вице-президент РСПП Виктор Плескачевский решительно не согласен с попытками отменить формирование компенсационных фондов. Что по-своему закономерно: в свое время Виктор Семенович был одним из авторов 315-го базового закона.

Тогда он обещал, что после принятия 315-ФЗ саморегулирование в стране начнет активно развиваться, и на выходе мы получим вполне работающую систему. И что мы видим сегодня? Прошло уже 6 лет, но эта задача практически так и не решена. А г-ну Плескачевскому ничего не остается, кроме как отстаивать свою прежнюю позицию.

По его словам, в мире существуют две функции защиты интересов потребителей — компенсационные фонды и страхование. И концепция саморегулирования должна опираться на четкий постулат: кто хочет взять на себя полномочия по регулированию, должен взять на себя и дополнительную ответственность.

По сути дела компенсационный фонд — это круговая порука бизнеса, которая ведет к самоочистке рынка от недобросовестных игроков. Если кто-то из членов СРО причинил ущерб третьей стороне, то саморегулируемая организация, несколько раз заплатив за его художества (и потратив на это средства компфонда), рано или поздно исключит такового из своих рядов.

Другого аналогичного механизма просто не существует. Скажем, если чиновник наносит кому-то ущерб, он не несет за свои ошибки никакой финансовой ответственности. Ну а крайне слабом развитии в России страхования ответственности сегодня не говорит только ленивый.

При этом малый и средний российский бизнес недоволен тем, что в Уголовном кодексе РФ слишком много экономических статей. Установление же эффективной финансовой ответственности СРО — это механизм, который позволил бы предпринимателям требовать ослабления на них административного давления.

Это важно еще и потому, что сегодня появилась значительная прослойка добросовестного бизнеса. И СРО как раз и должны усилить и еще более укрепить этот процесс. Это относится в первую очередь к малому и среднему бизнесу: именно МСБ сегодня, прежде всего, нуждается в саморегулировании, большой бизнес может без него обойтись.

Между тем отношение МСБ и государства характеризуется маятниковым движением. Когда бизнесу дается больше свободы, с его стороны увеличивается вал некачественной деятельности. А когда малое предпринимательство в ответ на это зажимают, то бизнес затухает. И задача СРО — ограничить движение этого разрушительного маятника.

Если нет коллективной ответственности, то недобросовестная часть бизнеса получает преимущества и навязывает свои стандарты недобросовестности всему бизнес-сообществу. В этом случае для честных бизнесменов возникает два варианта: либо уйти с рынка, либо присоединиться к его недобросовестной части. С помощью системы саморегулирования появляется реальная возможность навязать бизнес-сообществу стандарты добросовестной работы.

Однако здесь возникает вопрос: почему в этом случае так много недобросовестных СРО и способны ли они улучшить положение на рынке? По мнению Виктора Плескачевского, это связано с тем, что ведомства стали склонять СРО на свою сторону. Поэтому многие СРО по своей сути не являются саморегулируемыми организациями.

Аргумент, что и говорить, странный. Значит, в том, что куча современных СРО превратились в ларьки по торговле допусками, виноваты ведомства — например, Минстрой, глава которого Михаил Мень уже давно выступает за реформу СРО.

Нужно переходить на регулирование видов деятельности, а не видов работ, считают участники слушаний в Общественной палате. Между тем никаких требований к видам работ сегодня нет.

 

Одним законом не обойтись

В настоящее время существует еще одна опасность: нерешенные проблемы системы саморегулирования могут перекочевать в законодательное поле. Концепция развития саморегулирования в России так и не утверждена — она одобрена Правительством только предварительно, зато полным ходом готовятся поправки в 315-ФЗ.

То есть окончательной концептуальной модели не существуют, но при этом есть намерения серьезно поменять сам рамочный закон. Но именно концепция должна предшествовать корректировке закона, а не наоборот, особенно, с учетом того, что затем должны быть приняты отраслевые законодательные отраслевые акты, отмечают эксперты.

Закономерно, что при выявившихся разногласиях участники слушаний в Общественной палате сошлись на одном: пока не будет окончательно доработана концепция развития саморегулирования, следует остановить внесение любых изменений в базовый закон. Такая позиция связана с большими опасениями, что поправки способны еще больше запутать ситуацию.

Уже очевидно, что в самой концепции закрались принципиальные ошибки. В зарубежных странах саморегулирование эффективно работает, поскольку ответственность там носит четкий персональный характер.

У нас же эта ответственность получилась размытой. Что привело к серьезным нарушениям и злоупотреблениям со стороны быстро возникшего нового вида бюрократии — бюрократии СРО.

Вот и приходится констатировать, что развитие саморегулирования в таком направлении во многом определил именно базовый закон — 315-ФЗ. Менять его, конечно, надо, но еще важнее изменить ту среду, которая воспроизводит подобную систему отношений. И здесь уже одним законом не обойтись.

Владимир ГУРВИЧ

Фото tppsro.ru

Похожие публикации

Добавьте комментарий

  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry
Войти через
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Партнеры

Национальное объединение строителей

Кнауф

Скания

Volvo

RUKKI

Волма

Iveco

Profine

RF

Paroc

СГК

Этернит

Наверх