KBE
Москва −5 °C.

ПОБЕДИТЕЛЬ КОНКУРСА СМИ МИНСТРОЯ 2016
BIM
BIM

Лента новостей

17:46
Москвичи объединились для противодействия столичной градостроительной политике
17:21
Какие трассы в Подмосковье отремонтируют до конца года
17:02
Назван срок ввода станции метро «Беломорская» на северо-западе Москвы
16:37
В столичном районе Солнцево согласовали строительство четырех домов ЖК
16:19
Что в Москве сделали с нарушителями пожарной безопасности на стройках
16:15
В Москве продадут с аукциона помещения в усадьбе Самсонова XIX века
16:07
Каким после реконструкции будет порт Евпатория в Крыму
15:51
В Первоуральске мужчина сгорел в кабинете прокурора, который сам и поджег
15:30
Назван срок реконструкции Макаровского моста в Екатеринбурге
15:19
Из-за чего в Москве юноша упал с высотного башенного крана
15:00
Для кого в Московском зоопарке построят уникальный павильон за 500 млн рублей
14:55
«Курганстальмост» срочно увеличивает поставки на стройплощадки Керченского моста
14:39
В Новосибирске раскрыто крупное мошенничество с жилищными субсидиями
14:35
Вот так сегодня ЦБР, наконец, снизил ключевую ставку
14:14
Когда в Тульской области возведут современный перинатальный центр
13:41
Какие военные объекты построят в России за 118 млрд рублей в этом году
13:03
Под Энгельсом для стратегических бомбардировщиков построили спецВВП
12:42
Какая масштабная реконструкция ждет порт Евпатории в Крыму
12:39
В Минобороны РФ рассказали, что уже создается на базе Спецстроя России
12:15
Сколько реально денег дало правительство на реконструкцию лагеря «Артек»
12:06
В Тольятти построили современный завод лекарственных препаратов
11:43
На центре Москвы временно перекроют движение из-за стройки
11:40
Какие изменения в закон о долевом строительстве одобрило правительство РФ
11:19
Министр Соколов назвал срок действия нынешнего тарифа системы «Платон»
11:17
Современный конькобежный центр, наконец, возведут в Туле
10:48
В Якутии стройфирма попалась на мошенничестве при возведении жилья
10:45
В Екатеринбурге ночью молодой человек упал с 12 этажа и остался жив
10:25
Мэр Москвы Сергей Собянин подписал поправки в Градкодекс столицы
10:18
На Ямале ввели уникальный мусороперерабатывающий завод за 119 млн рублей
09:47
Почему спикер Владимир Константинов хочет застроить Крым моногородами
Все новости

Архив публикаций

«    Март 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 

Последние комментарии

Какую опасность для архитектора таят цифровые технологии

logo russianconstruction.com
Какую опасность для архитектора таят цифровые технологии

Каким будет город будущего? Чего ждать от современных цифровых технологий в строительстве? Какие инновации нужны архитектуре? Об этом рассуждают три видных французских архитектора


Три французских архитектора, хорошо известных в мире (а теперь и у нас, поскольку они много проектируют в России) побывали в Москве, где недавно прошел Международный день инноваций в архитектуре и строительстве. Сегодня мы публикуем «тройное» интервью архитекторов Жана-Мишеля ВИЛЬМОТТА, Жана ПИСТРА и Алана БРЕТАНЬОЛЯ, которое они дали, отвечая на вопросы коллег, представителей бизнеса, девелоперов.

Мы убеждены: их видение современных архитектурных процессов наверняка заставит многих по-иному взглянуть на привычные, казалось бы, вещи.

 

Инновация — это синтез привычного и нарождающегося

— Что такое инновации в архитектуре?

Жан Пистр: Работа архитектора заключается в том, чтобы из набора уже существующих данных вырастить инновационные идеи. Инновационная архитектура — это синтез различных входных данных. В сущности, любой удачный архитектурный проект — это инновация.

Например, мы построили в Екатеринбурге отель «Хаятт Ридженси», в котором воплощена тема замка, леса, золота, натурального дерева. На 20-м этаже имеется панорамный бассейн, накрытый куполом. Этот стеклянный купол — парафраз на тему маковок православных храмов.

Вообще «русская луковица» — это невероятно интересная архитектурная форма. Получилось острое сочетание современности и традиций.

Жан-Мишель Вильмотт: Инновации — это чернила, которые нужно залить в ручку. А чтобы эти чернила были свежими, необходимо следить за всем новым. Каждый новый проект — это лаборатория. В процессе работы ты выходишь на какие-то совершенно новые идеи, образы.

Одно подпитывает другое. Например, работая над панорамным остеклением, я придумал принципиально новую концепцию освещения.

Ж. П.: А мне кажется, что не архитектор создает инновации. Он просто очень внимательно всматривается, вслушивается в то, что происходит вокруг. И потом на присущем ему художественном языке выражает это в проекте.

Но, например, меня, как архитектора, очень интересуют солнечные батареи, которые сейчас все шире применяются. И не просто как техническая новинка, а как очень выразительный арт-объект.

Алан Бретаньоль: Для нас новации — это исследования. Мы даже создали специальную исследовательскую группу Intensity. Туда входит много стартапов.

На сегодня мы уже получили около ста патентов по абсолютно разным технологиям: гальваника, светодиоды, фотогальванические витражи (которые дают 90 % прозрачности), установки очистки воздуха.

Вся эта работа очень помогает нам в наших архитектурных исканиях. Сотрудничество с разными предприятиями, опробование различных технологий позволяет создавать по-настоящему уникальные проекты.

 

Мы должны избежать разрастания городов вширь

— Каким вы видите будущее архитектуры? Как будет выглядеть город будущего?

Ж.-М. В.: Город будущего — это, конечно, Smart City: умный город, огромная фабрика по переработке информации.

Люди сейчас очень тянутся друг к другу, пытаются возродить давно забытые коллективные модели существования. Сегодня очень популярны общественные пространства самого разного назначения.

Сама философия города изменится. Постепенно исчезнут такие понятия, как «дом» и «работа». Люди будут жить там, где работают, и работать там, где живут. В связи с этим изменится вся структура транспорта.

Ж. П.: Мы должны будем построить много городов, потому что население Земли неуклонно увеличивается. И здесь нам грозит риск «разрастания» городов вширь. А это опасная тенденция. Нужно будет постараться уместить город в прежних границах, чтобы кардинальным образом не подорвать экологию планеты.

Словом, город, разрастающийся вширь, — это вызов для нас!

Ж.-М. В.: …вот, Москва недавно прирезала себе еще 240 га. Целых 240 га выплеснулись наружу! Но авторы этого замысла не подумали над тем, как люди будут добираться, например, в центр города — ведь нормальной транспортной сети здесь практически нет!

 

— Как вы относитесь к современным инструментам проектирования, например BIM?

А. Б.: BIM, цифровое моделирование зданий, безусловно, дает массу преимуществ. Но беря на вооружение эту технологию, не нужно забывать о той опасности, которую таит BIM.

«Цифра», увы, может вернуть нас к унылой архитектуре прошлых лет. 3D-моделирование не должно привести к проектированию, грубо говоря, хирургических блоков (то есть примитивных коробок, без каких-либо выразительных элементов). Когда мы используем технологию BIM, мы не должны забывать об аспектах, которые привносятся архитектурой.

 

Россия — это, с одной стороны, просторы, а с другой — уединение

— Чего, на ваш взгляд, не хватает Москве? Какие особенности у проектирования в России?

Ж.-М. В.: У Москвы, как у города, есть очень хорошие черты: много зелени, парков, скверов, дворов. Вы не представляете, как трудно выкроить место для маленького дворика в Париже. А двор — это уже интимная территория, личное пространство жителей.

Москва мне нравится тем, что здесь широкие проспекты, огромные дышащие пространства. И эти пространства нужно умело использовать, обыгрывать.

А. Б.: В городе будущего большую территорию будут занимать сады и парки. Неслучайно в некоторых европейских городах появились даже теплицы, где выращиваются собственные овощи. И это уже тренд.

«Деревенский» стиль жизни коренным образом изменит облик города. Думаю, в том числе и российского.

Ж. П.: Россию понять непросто. С одной стороны — огромные пространства, с другой — стремление уединиться в каком-то относительном интиме (знаменитые сборища на кухнях советской поры).

В России все на контрастах. Но в то же время именно в России возможны совершенно неожиданные проекты, которые трудно ожидать в той же Франции.

 

Французский проект ABC предусматривает полную автономию

— Какие из ваших проектов получили высокую оценку с точки зрения международной экологической сертификации?

Ж-М. В.: Видите ли, обычно мы работаем для конкретных заказчиков и должны втиснуть свой проект в предложенный бюджет. Квадратный метр жилья в Европе в среднем сейчас стоит 12—15 тыс. евро. Мы должны иметь это в виду, стараясь не превышать лимит. Экологические же проекты сегодня пока достаточно дороги.

Но, безусловно, как сверхзадача идеи энергоэффективности, вторичного использования ресурсов и пр. в нашей работе всегда присутствуют. Сейчас мы стараемся использовать больше дерева, чтобы вписаться в экологические нормы.

А. Б.: Недавно Министерство экологии Франции предложило модель экологического квартала, на которой и отрабатываются различные «зеленые» технологии.

Ж. П.: Да, ABC, или, если точнее, «250 Paris Smart City» — это очень интересный проект, предполагающий создание 8 типов апартаментов для жителей парижской столицы, которые готовы соблюдать определенные нормы: отказаться от любых городских сетей.

В квартале будет замкнутый контур водоснабжения, что предполагает многократное использование воды. Отходы будут перерабатываться на месте. Комплекс не связан с городскими энергетическими сетями и начнет сам вырабатывать для себя энергию (энергия ветра, солнечные батареи и т.д.).

 Один из рисунков проекта «250 Paris Smart City»

 

Во Франции локомотивом строительства также является конкурс

— Насколько европейские архитекторы вовлечены в инвестиционный процесс? Участвуют ли они в строительных тендерах?

А. Б.: Во Франции локомотивом интересных архитектурных проектов является конкурс, который объявляют государственные структуры. В конкурсах участвуют как именитые, так и молодые архитекторы.

Если говорить о финансировании, то по каждому проекту у нас свои источники поступления денег и своя процедура, которая заранее обговаривается с заказчиком.

Ж. П.: Что касается бюджета, то можно, кстати, создавать вполне экологичные здания в рамках небольшого финансирования. Просто здесь придется более основательно подумать. И иногда можно прийти к такой простоте, которая окажется и дешевой, и «чистой».

 

У архитектора должно быть особое место в команде

— Не кажется ли вам, что в последнее время роль архитектора нивелируется, становится не такой значимой? На первый план выходят труд инженера, проектировщика, «айтишника»...

Ж. П.: Во Франции архитектор — это координатор команды экспертов, куда входят инженеры, проектировщики, IT-специалисты. Но, должен согласиться, значимость архитектора уменьшается в сфере принятия решений.

Часто в качестве застройщиков выступают грандиозные компании, с которыми трудно бороться и что-либо им доказать. Безусловно, у архитектора должно быть больше рычагов воздействия на конечный продукт.

Думаю, что в России ситуация с этим даже лучше, чем на Западе: порой архитектор имеет все полномочия для того, чтобы влиять на заключительный архитектурный облик.

А. Б.: Мне кажется, здесь проблема в том, что архитектор не может повлиять на результат на ранних стадиях. Ведь к нам обращаются на разных этапах готовности проекта — порой достаточно поздних. И в этом случае нам сложно повлиять, например, на выбор места под строительство, на технологические моменты, связанные с инженерной инфраструктурой.

Словом, хотелось бы, чтобы архитектор вовлекался в работу над проектом как можно раньше.

 

— В центре Парижа сейчас строится Российский духовно-культурный центр. Место очень престижное, неподалеку от Эйфелевой башни. В каком состоянии сейчас проект? Оказали ли на него какое-то влияние антироссийские санкции?

Ж.-М. В.: Да, наше бюро Wilmotte&Associes как раз является автором проекта Русского духовно-культурного центра. Должен сказать, что никакого влияния на сроки возведения объекта санкции не оказали.

Основные конструкции уже смонтированы, в марте установят купола — навершия православного храма. Любопытно, что купола будут изготавливаться из современного материала — карбона, а потом будут покрываться позолотой. Летом начнутся работы на иконостасе.

Проект Русского духовно-культурного центра в Париже

Ж. П.: Если говорить о влиянии кризиса, то, безусловно, он по нам ударил: поставки из-за рубежа подорожали вдвое. Я это лично почувствовал, как архитектор, который много строит в России.

Но я ощущаю и то, как россияне начинают овладевать ситуацией. Благодаря кризису происходит восстановление российской экономики. Кажется, это у вас называется импорто-за-ме-ще-ние. И я это вижу! Замещение касается всего: вина, сыра, стройматериалов...

 

— Что может помочь российским архитекторам, приглашенным проектировать во Франции?

А. Б.: Во Францию приезжает много иностранных архитекторов. И нередко они участвуют в архитектурных конкурсах, которые у нас проходят.

Ж.-М. В.: Да, Франция — открытая страна, вы можете участвовать в тендере и даже побеждать. Все зависит от качества проекта.

Ж. П.: Мы будем рады всем, кто к нам приезжает. Но если уж вы приехали в Париж, вы должны показать, на что способны. Все в ваших руках.

Подготовила Елена МАЦЕЙКО 

 

СПРАВОЧНО

Жан-Мишель Вильмотт — один из наиболее востребованных сегодня французских архитекторов, глава одного из крупнейших архитектурных бюро Wilmotte & Associes, имеющего офисы в 24 странах. Автор лучшей концепции развития Новой Москвы. На счету Wilmotte&Associes более 100 крупных проектов. На особом положении — возводимый сейчас во французской столице Российский духовно-культурный центр.

Жан Пистр — французский архитектор, руководитель и соучредитель архитектурного бюро Valode & Pistre. Много строит в России. В его портфолио — штаб-квартира компании «Сен-Гобен» в Париже, высотная башня «Шимоа» в Китае. В России в число его проектов входят небоскреб «Исеть» в Екатеринбурге, технопарк в Сколково и др.

Алан Бретаньоль — французский архитектор, партнер AS Architecture-Studio, одного из старейших парижских архитектурных бюро, основанного в 1973 году. На счету бюро десятки реализованных проектов более чем в 20 странах Европы, Азии, Африки и Америки.

Похожие публикации

Добавьте комментарий

  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry
Войти через
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Партнеры

Национальное объединение строителей

Кнауф

Скания

Volvo

RUKKI

Волма

Iveco

Profine

RF

Paroc

СГК

Этернит

Наверх