KBE
Москва −4 °C, снег.

ПОБЕДИТЕЛЬ КОНКУРСА СМИ МИНСТРОЯ 2016
BIM
BIM

Лента новостей

17:46
Что Сергей Аксенов приказал делать в Крыму в самостройщиками
17:24
Татарстан определил стоимость важнейшей кольцевой железной дороги в Казани
17:13
Где в Крыму Сергей Аксенов запретил строительство коммерческого жилья
17:08
ФСО получила право изымать земельные участки для госнужд РФ
16:45
Почему Минстрой РФ прогнозирует рост интереса инвесторов к российскому ЖКХ
16:35
Как Минстрой и ЖКХ РФ будет участвовать в освоении просторов Арктики
16:28
Определена точная дата завершения стройки стадиона «Зенит-Арена» в Петербурге
16:09
Назван срок строительства развязки на пересечении Михайловского шоссе в Рязани
15:42
Новый перинатально-кардиологический центр при больнице № 67 возвели в Москве
15:25
На Ямале за год введут рекордный объем жилья
15:07
Где в Воронеже возведут крупный ЖК за 1 млрд рублей
14:41
Строительство эстакады на пересечении Профсоюзной улицы и МКАД вышло на завершающий этап
14:29
Почему в центре Саратова отказались от строительства высоток
14:23
Выяснилось, из чего будут строить новые дома для жителей пятиэтажек Москвы
14:05
Какие крупные объекты культуры введут в центре Москвы в этом году
13:44
Вот куда в 2019 году продлят Сокольническую линию метро Москвы
13:25
Суд Лондона вынес первое решение по долгу Украины перед РФ в $3 млрд
13:07
Как Россия и Иран будут сотрудничать в области строительства и ЖКХ
13:03
Главгосэкспертизе РФ хотят дать новые серьезные права
12:44
Почему ЖСК «Авиатор» бесплатно получит от АИЖК 0,5 га в Москве
12:31
Назван срок ввода новой трамвайной линии от строящейся станции «Прокшино» до Троицка
12:21
Какой итог реконструкции БСА «Лужники» подвел Сергей Собянин
12:15
В Перми стартовало строительство шикарного нового зоопарка
11:33
Выяснилось, за что на самом деле, убили начальника РСУ МВД РФ Волкова
11:31
Какой крупный микрорайон на 500 тыс. кв. м возведут в Симферополе
11:13
Где в Самаре нужно построить две новые дороги за 117 млн рублей
11:01
В Омске молодая женщина погибла, застряв в решетке окна
10:46
Департамент строительства Краснодарского края возглавил очень опытный специалист
10:34
За что экс-мэр Владивостока Пушкарев получил взятки на 75 млн рублей
10:03
В парке «Зарядье» в Москве установят очень оригинальные лавочки
Все новости

Архив публикаций

«    Март 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 

Последние комментарии

Григорий Ревзин: Последние четыре года — это поражение архитектуры в своих правах

logo russianconstruction.com
Григорий Ревзин: Последние четыре года — это поражение архитектуры в своих правах
Архитектурный критик Григорий Ревзин размышляет о том, почему за четыре последних года в Москве не появилось ни одного заметного здания

Архитектурный критик Григорий РЕВЗИН — один из немногих, кто сейчас бьет тревогу по поводу состояния современной и в особенности московской архитектуры. В одном из своих выступлений он даже назвал этот процесс «поражением архитектуры в своих правах». Почему за последние годы в столице не построено ни одного здания, которым архитектурное сообщество с полным правом могло бы гордиться? Об этом — в интервью с Григорием Исааковичем.

 

Мэр не обязан быть фанатом архитектуры

— В одном из своих выступлений Вы пожурили Сергея Семеновича Собянина за то, что в течение четырех лет его «мэрства» в Москве не появилось сколько-нибудь стоящих зданий. Речь идет, конечно, об архитектурных удачах.

— «Пожурил» — слово не из мэрского словаря. Мэр вообще-то не обязан быть фанатом архитектуры, в городе это не первое дело. Он может быть фанатом дорог, социалки, городской навигации, тех же общественных пространств. И это нормально.

Когда-то итальянский премьер Джулио Андреотти заявил, что нам не нужна архитектура (в Италии ее и так много), нам нужны дороги. Итальянские архитекторы его ненавидят. Но сегодня в Италии прекрасные дороги, в особенности в Сицилии, где вместе с премьером работала мафия.

Настоящим фанатом архитектуры был Юрий Лужков. У него чудовищный вкус, и он очень хотел построить что-то выдающееся. Этим объяснялось множество его действий. Думаю, что он и супругу свою, Елену Батурину, сподвиг на создание крупнейшего строительного холдинга, потому что ему самому это было безумно интересно. Результаты спорные.

Офисно-гостинично-культурный комплекс с конгресс-центром «Красные Холмы». 1998 год. Руководитель проекта Ю. П. Гнедовский. По замыслу автора комплекс должен напоминать архитектуру московских монастырей

Сейчас в Москве другая ситуация. Но я бы свои претензии тут адресовал не мэру, а более низовым структурам: столичному департаменту градостроительной политики, Москомархитектуре. К сожалению, сегодня у нас главный архитектор города (согласитесь, величина) имеет достаточно ограниченные полномочия. Он может что-то «поменять в фасаде». Но даже размеры здания — не его вопрос, не говоря уже о функции, местоположении и т.д.

Сергей Олегович Кузнецов, нынешний главный архитектор Москвы, — талантливый профессионал, человек, уважаемый среди архитекторов. Но в административной иерархии он является вторым (даже не первым!) замом Марата Шакирзяновича Хуснуллина.

Теперь смотрите, что получается. Допустим, воплощается в жизнь программа реформирования школы. Ее курирует вице-мэр Леонид Печатников. Школы — это не только программа образования, это еще и типология зданий, которую следует пересматривать под новую программу обучения. В сложившемся протоколе вертикали власти у второго зама руководителя департамента строительства нет возможности обратиться к вице-премьеру по социальной политике. Он не может влиять, тем более координировать работу.

В этом смысле у предыдущего главного архитектора, Александра Кузьмина, было больше властных рычагов. Сейчас слышишь, что Александр Викторович был сильнее. Конечно, Москву он знает как никто в городе, в профессиональном плане я не встречал градостроителя сильнее, но помимо всего прочего он с мэром общался лично, а не через два этажа.

Если мы хотим качественной архитектуры, архитектурному руководству надо добавлять полномочий. И, конечно, повышать статус архитектора. А не смаковать дурацкое определение архитектурного сообщества как «банды фасадников».

 

Наши архитектурные конкурсы — это работа в корзину

— Двигателем архитектуры всегда были конкурсы. В последнее время Вы много пишете о том, что идея архитектурных конкурсов изжила себя. Почему Вы так в них разочаровались?

— Конкурс — это такой формат, который требует, первое, соблюдения каких-то правил, что уже проблематично при нашем скептическом отношении к закону, а второе — конкурс предполагает защиту результата. А что получается у нас?

Допустим, есть победитель. Но его никто не знает, он ни с кем не знаком, у него нет связей, он вообще, например, американец. И что? Его гарантом может стать только главный архитектор города, если он был председателем жюри. Который в свою очередь зависим от «вышестоящего» и всевозможных других влиятельных мнений.

Победа в конкурсе — не аргумент для властных структур и бизнеса. Они это воспринимают просто как некую констатацию факта, очередное архитектурное высказывание. Ну, победил, и ладно, молодец. Строить объект может совсем другой человек, а вовсе не победитель. Получается, что конкурсы — это работа в корзину.

 

— Однако тем самым напрямую нарушаются права победившего конкурсанта…

— Нарушаются. Но у нас юридически права победителя не защищены. Ему заплатят премию, в лучшем случае — неустойку (она, кстати, далеко не всегда прописана в договоре). В масштабах стройки это ничтожные деньги. Представитель власти говорит: «Я не понимаю этого проекта, его долго и дорого делать». И все. На этом черта подведена.

Мне кажется, что это неверная модель. И речь здесь не о личностях и не о произволе конкретных чиновников. Речь о самом институте принятия решений. Архитектурный конкурс, как и его результаты, должен быть защищен как институт.

 

«Зарядье» сдвинулось с места только потому, что его курирует Президент

— Получается, правы те, кто говорит о том, что у нас в полной мере не реализован ни один конкурсный проект?

— Да, правы. В очень большой степени. Посмотрите, что произошло с громким и широко разрекламированным конкурсом на набережные реки Москвы.

Там победил Юрий Григорян. Прекрасный архитектор. Но его проект почему-то был переведен в разряд «идеологии». Будто это был конкурс на программу некой партии набережников. Эта идеология будет переформатирована в нормативы и стандарты обустройства набережных, а потом каждая набережная будет проектироваться отдельно по этим стандартам и нормативам. Самыми разными авторами. Это означает, что проект в целом спущен в унитаз.

Понимаете, архитектурный проект — это сложное художественное произведение. Когда он переводится в нормы и стандарты, а потом эти стандарты трансформируются в авторскую волю другого архитектора, на выходе мы получаем нечто, не имеющее никакого отношения к первоначальному замыслу. Тому, который победил на конкурсе, был представлен мэру и даже им публично одобрен.

Презентация проекта «Меганом» Юрия Григоряна

 

— Как бы то ни было, с воплощением в жизнь конкурсного проекта по парку «Зарядье», кажется, есть какие-то подвижки…

— Да, на сегодня долгожданный контракт с компанией–победителем (авторы проекта — американское бюро «Диллер и Скофидио») все-таки заключен. Но это произошло только через два года, а нормальная практика заключения таких договоров — через пару недель после конкурса.

И то, думаю, дело сдвинулось с мертвой точки только потому, что оно находится под контролем у Президента. Уверен, Владимир Владимирович Путин, нет-нет, да и спросит: «А что там у нас с парком «Зарядье»? Я обещал москвичам новый парк в центре столицы. Как дела с ним?» И после этих вопросов соответствующие структуры начинают шевелиться.

Общая панорама на «Зарядье» с Москвы-реки, проект бюро Diller Scofidio + Renfo

 

— Но ведь архитектурные конкурсы проходят с привлечением общественности — не узко, не келейно, не кулуарно. Неужели общественность не может встать на защиту конкурсных результатов?

— Знаете, я вот уже 20 лет занимаюсь современной архитектурой, часто видел, как общественность поднимается против какого-то проекта, а вот чтобы «за» — как-то ни разу не пришлось. Ни у нас, ни в мире. Общественность тут ни при чем, тут другие интересы.

Видите ли, сейчас, и это ни для кого не секрет, происходит схлопывание строительного рынка. Иной заказ, кроме государственного, на рынке надо еще очень поискать. Вот и идет борьба буквально за каждый «метр» госзаказа. И для победы, увы, все средства хороши. В том числе и возможность подвинуть коллегу.

 

«Ты чего-то нарисовал, но я это строить не буду»

— Может ли, на Ваш взгляд, Минстрой, молодое министерство, повлиять на появление в столице самой яркой, запоминающейся архитектуры, которую все так ждут? И существует ли вообще связка «архитектор — строитель»?

— У нас сегодня строитель — «над» архитектором, так сложилось со времен Никиты Хрущева. Это можно видеть на любой строительной площадке. Архитектор сделал потрясающий проект, выиграл конкурс, приходит строитель и говорит: «Ты чего-то тут нарисовал, но я это строить не буду. Я буду строить так, как я знаю». Так что связка существует, архитектор связан по рукам и ногам.

Может быть, Минстрой и сможет проводить какую-то самостоятельную политику в сфере архитектуры. Но вообще-то это сетевая организация, а не директивная. Министерство задает стандарты строительства, но само не строит.

 

— Итак, конкурсы пока плохо выполняют свою миссию. Не ощущается и глубокой заинтересованности властей в эксклюзивных архитектурных решениях. Кто же, по Вашему мнению, все-таки может стать драйвером яркой, интересной архитектуры?

— Есть два пути. Авторитарный, предполагающий высокую позицию архитектора в вертикали власти. Издержек здесь будет масса: архитектор с именем начнет проявлять свой вкус, давить конкурентов, продвигать друзей и так далее. Справедливости не будет, но качество мы получим.

Второй путь демократический — конкурсное проектирование.

Когда определимся, что нам ближе, тогда можно будет чего-то ожидать. А пока я ничего не жду.

Беседу вела Елена МАЦЕЙКО

Фото: lenta.ru, fotki-yandex.ru

Похожие публикации

Добавьте комментарий

  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry
Войти через
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Партнеры

Национальное объединение строителей

Кнауф

Скания

Volvo

RUKKI

Волма

Iveco

Profine

RF

Paroc

СГК

Этернит

Наверх